Обмен опытом

Вчера познакомился с муниципальными депутатами из Швеции, из Стокгольма. Ян Йонсон и Сесилия Карпелан трудятся в 35-ти тысячном районе Стокгольма под названием Skarholmens.
В Швеции необычная система выборов депутатов районов. Партии участвуют в городских выборах, формируются партийные списки (как и у нас). Например, из списка любой партии по итогам выборов в городскую думу попало 5 человек, следовательно те, что шли в списках ниже 5-го места, оказались за бортом. Вот именно из их числа партии (опять-таки по определенным правилам) и назначают депутатов в районы и их руководителей. Понятно, что в зависимости от общей массы голосов на выборах.
Депутаты Швеция
Таким образом, за муниципальных депутатов голосую не напрямую, а через партийные списки. И в случае. Если какой-то депутат перестает работать на благо жителей, то партия сама его заменяет. В конце концов, это в интересах партии следить за тем, чтобы ее представитель трудился на благо жителей.
Ян Йонсон не просто депутат, он глава района. Всего же в этом 35-ти тысячном районе 13 депутатов. А также 13 резервистов. В случае, если кто-то из депутатов заболел и не может прийти на собрание, то его заменяет резервист.

Собираются депутаты раз в месяц (как и у нас), при этом сформировано 5 комиссий, которые также собираются по мере необходимости и готовят вопросы для общего собрания. Отличие от Москвы в том, что депутаты и чиновники никак не связаны. Они представляют разные партии, ни у кого нет явного большинства, и все они думают в первую очередь про жителей района. Они вправе инициировать вопросы, связанные со строительством, без их реального согласования нельзя начать какую-то стройку. И жители знают, что перед какой-то стройкой сначала пройдут публичные слушания. И пока на них жители не утвердят проект, стройка не начнется. Город близок к миллиону жителей и никаких проблем не испытывает.
Стокгольм в целом – это такое большое местное самоуправление. Все налоги собирает город (в целом по Швеции подоходный налог от 27 до 32 процентов), и потом уже распределяет по районам. Собственных налогов (как, например, в США), у районов нет.

Кстати, я спрашивал коллег про их зарплаты. Как и у нас, депутатство это не их основная профессия. Ян, например, директор школы (правда, в Швеции запрещено работать там, где ты депутат, чтобы не было конфликта интересов и возможности применять административный ресурс). Но у них есть компенсация работы депутатов. Так, ежемесячная компенсация Яну (напомню, он глава района) составляет 1300 Евро. А Сесилия получает за свою работу около 350 евро ежемесячно. Это компенсация за то время, что они тратя на собрания и работу в комиссиях. При этом их собрания начинаются в рабочее время – в районе 16часов (в Чикаго, например, все собрания только вечером, чтобы всем было удобно). Это сделано для того, чтобы можно было юридически компенсировать их работу (платить эти зарплаты). Сами же собрание всегда объемные и длятся очень долго до позднего вечера.

Естественно, что все Собрания у них открыты. Прийти может любой желающий, в том числе и представители СМИ. Именно журналисты осуществляют общественный контроль. Они оценивают эффективность работы Собрания, анализируют тендеры, следят за коррупцией и так далее. И если СМИ что-то найдут, то это естественно появится на страницах газет и полиция примет меры. А пойманный чиновник или политик будет моментально наказан и фактически получит «черную метку» на своей политической карьере.
Шведы активно участвуют в политической жизни страны. Явка на выборах у них достигает 85%. Это для Москвы даже фантастические цифры. Люди понимаю, что это важно и следят за избранниками.
Мы много обсуждали менталитет. У нас все-таки только 20 лет демократии, в сознании подавляющего количества людей государство воспринимается не как регулятор процессов, а как их создатель.

Например, в Швеции ни один политик не скажет, что «я вам построю народный рынок или дом». Они скажут «мы предлагаем такие-то и такие-то законы, чтобы инвесторам было выгодно построить здесь дом и открыть рынок. А это нужно жителям района, поэтому голосуйте за нас». И в головах людей правильная картина. Не политик и государство в его лице должно им что-то. Нужны работающие законы и рыночная экономика.
Например, спортивные площадки. В Швеции много общественных организаций. Жители решили, что хотят играть в футбол. Создали организацию, собрали членские взносы, вышли с инициативой построит поле, получили грант от города. Дальше все желающие вступают в это общество. Оно уже нанимает тренеров, платит им из членских взносов. А муниципалитет в лучшем случае может поддержать, выделить грант. И такая система позволяет приобщать людей к процессу, и сильно усложняет проблему коррупции.
Если же какая-то общественная организация будет завышать сильно кол-во своих членов и пытаться получит грант от муниципалитета на работу, то скорее всего местные журналисты об этом узнают. В общем, народный контроль.

Интересны вопросы голосования. Для положительного решения достаточно простого большинства голосов. Но, если 1/3 голосует против (а 2/3, например, «за»), то голосование аннулируется и вопрос переносится автоматически на следующее собрание депутатов.
По словам Яна, иногда это создает проблемы. И некоторые крупные проекты из-за этого согласуются иногда несколько месяцев или даже лет. Но зато, в конечном счете, всегда принимаются практически всеми и, что важно, жителями (за это время со всеми получается договориться, что-то изменить, подправить).
В общем, я обменялся с коллегами визитками. Если у вас есть какие-то вопросы к ним, присылайте мне их на английском языке. Задам и пришлю вам ответ.  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.